Как вкусно было в Питере

Неожиданно жаркий северный август. Мы едем в электричке, в один из своих питерских выходных направляясь за город — под Сестрорецк. Блестит на окнах солнце, по вагону летает тёплый ветер; пассажиры — кто на дачу, кто, как мы, просто к песчаному берегу Финского залива — в предвкушении прекрасного отдыха, в хорошем настроении. Я смотрю по сторонам и не пойму, что «не так»: как-то особенно просторно, чисто, светло вокруг! Сравниваю, пытаюсь уловить. Может, питерские вагоны больше московских?.. Может, расстояния между окнами меньше, и поэтому больше света? Или пространство расширяется из-за открытых окон? Ах, да просто окна вымытые, стёкла совсем прозрачные! В электричках Курского направления таких точно не увидишь — вот мне и чудно!..

Успокаиваю себя этим, но знаю, что этим же и обманываюсь: не в окнах дело, есть что-то ещё… Самого воздуха будто больше, предметы будто легче, люди весёлые, добрые — и всё это летит в одном вагоне, сам поезд летит — не ползёт, да и весь город плавно качается на августовском ветру…

Много лет назад я спрашивала у одного питерского знакомого: «Почему в вашем городе люди такие вежливые, доброжелательные?» Как интересен был его ответ! До сих пор помню, слово в слово: «Это потому, — говорит, — что город у нас портовый! Мы должны быть гостеприимными, дружелюбными: вдруг гости что-нибудь интересное привезли?»

С тем и живёт, развивается Петербург, создавая все удобства для гостей и друзей пришлых. И даже продавщица пирожков на вокзале (!) выслушивает твой заказ внимательно, глядя в глаза, с добрым словом подавая тебе пирожок. Но ведь не из-за одного только, что ты – гость, и «что-то интересное привёз». Улыбка, приветное слово — передаются от одного человека к другому, от продавца к туристу, от туриста к другому туристу, к местному, к продавцам обратно — сплетается сеточка.

Я помню каждый свой завтрак в нашем маленьком летнем Питере: и первую домашнюю молочную кашу из гигантской кастрюли, и сырники за круглым столом, и завтраки вне дома. Да и обеды помню, и ужины: для меня Санкт-Петербург — это город, очень удобный для «не домашнего питания».

Вот, например, «Тарелка» — это сеть настоящих столовых, но современных, уютных. Когда нет желания экспериментировать (о, это про меня!) и хочется съесть что-то знакомое и понятное, когда нет «лишних денег» на ресторан, когда просто не доверяешь ближайшим заведениям — найди «Тарелку», это не сложно: она обычно находит тебя сама, когда животик говорит своё первое «ур». И вот перед тобой на подносе картошечка, котлетка, компот и запеканка. Или что-нибудь посложнее — меню в этих столовых простое, но не примитивное. А самое главное, знаете, что? Гречка — 28 рублей!

«Девушка! Почему грустите? Ну-ка, рыбку девушке! Последняя — специально вас ждала!» — парень на раздаче поднимает мне настроение за две секунды. И ведь он не рассчитывает на чаевые (не та система), просто от него тоже тянется невидимая ниточка, соединяясь с другими, ниточками работающих с ним девчат и парней – сплетается сеточка…

Мы жили на Василеостровской, прямо напротив метро. Рядом было множество разнообразных «едален»: кафешки, ресторанчики, забегаловки… Был там интересный такой «Теремок», совмещённый с кафе, очень уютный. Большие круглые столы с деревянными столешницами, удобные стулья. Но главное – керамическая посуда! Вот тот самый блин с тем самым сбитнем, что обычно в фирменной бумажной теремковской посуде, —  только положите этот блин на «человеческую тарелку», да налейте вы этот сбитенёк в чашку, а чашку поставьте на блюдце… И сердце вашего гостя покорено навек! И никогда ему не забыть, что у вас можно вот так запросто взять, и добавить себе в чай лимон и мяту — сколько угодно!

Идёшь по городу, ешь руками чернику немытую… Помыть не успел — всю съел. А как её не съесть, не купить? Вдруг, прямо в центре, окошечко такое: стаканчики разного размера, а в них — ягода. Морошка, голубика, малина, черника… Цветные, полные сладкого, свежего счастья стаканчики…

Мне говорят: «Да ты в какой-то сказке живёшь! Я в Питер приезжаю: мне тут нахамили, тут наорали и отравили…» Ну, ребята, что я вам скажу… Попробуйте улыбнуться кому-нибудь первым — зацепитесь ниточкой: её поймают и крепко привяжут к большой и прочной сети, сплетённой из доброжелательности, вежливости, позитивного отношения к миру.

 

Н.К.

Back to top
Dog