«Гуляют там животные невиданной красы...»

 

Есть фотографы, которыми положено восхищаться. Например, победители всевозможных конкурсов фоторепортеров. Посмотришь на эти фотографии один раз, вызовут они у тебя сильную эмоцию (горечь, по большей части), и всё — ты о них забыл. А есть фотографы, которых мало кто знает, но увидев однажды, пересматриваешь потом много раз, хочешь купить книгу с их проектами и открывать как сборник стихов — чтобы расслабиться, окунуться в море флешбеков и ассоциаций, зарядиться чем-то светлым. Одним из таких фотографов является лично для меня Робин Шварц и её проект с её дочкой длинною в маленькую жизнь под названием «Амелия и животные».

 

Робин Шварц — американский фотограф-натуралист — много времени проводит на природе, в зоопарках и заповедниках. Впервые маленькая Амелия отправилась с мамой в поездку ещё в утробе матери. Робин было сложно совмещать воспитание дочки и насыщенные поездки фотографа по всей стране. Однажды Робин задумала показать маленькой дочери, в чём заключается её работа.  Она сделала несколько снимков для семейного архива и тут, как говорится, «понеслось». Так и родилась серия фотографий, положившая начало проекту «Амелия и животные».

 

У меня возникла асcоциация, которая рябит на поверхности сознания, но не несёт какой-либо тяжёлой религиозной коннотации – это поиски Рая на земле. Не того Рая, где всё «правильно», и где люди должны были бы отдыхать от земных забот на шезлонге, снисходительно посматривая с облаков на кипящие котлы. А того, где вся вселенная говорит на одном языке, где дети и животные играют на одной поляне, и никто ничего не боится.

 

Мастерство Робин Шварц как фотографа я могла бы описывать долго, так как сама люблю снимать детей, тем более с животными, тем более в долгосрочном проекте. Я знаю, как сложно сделать тот или иной снимок. Меня больше всего трогает непосредственный тон этой серии. Амелия на каждом снимке находится как бы в своём внутреннем, не по годам мудром, можно сказать, ментальном диалоге с животными, и о чём они говорят, известно только им…

 

Даже на фотографиях, где животные одеты во что-то ради снимка, они спокойны в руках Амелии. Язык спокойных прикосновений, прислушивания к шёпоту; язык биения сердца и шелеста дыхания. Есть в нём и немного одиночества, и философской грусти, преждевременной взрослости Амелии... Но впрочем, эти рассуждения могут быть лишь моей проекцией на жизнь Робин и её дочки.

 

Внешность Амелии будто срисована с картин Леонардо Да Винчи. Её движения и абсолютное спокойствие в общении с любыми (и даже совсем не безобидными) животными завораживают, и уносят размышления к работам Рафаэля Санти. Я вспоминаю книги Даррела и его зоопарк, вспоминаю образы Возрождения, и всё это складывается мозаичную, но гармоничную картину мира, в котором я хотела бы жить.

Но этого мира никогда не было: человек в массе своей с самого начала решил, что он «человечен» только потому, что он не животное.

 

Текст: Лариса Ершова

Фотографии Робин Шварц

 

 

Back to top
Dog