Лариса Ершова: нужно уметь вернуться в детство

 

Иногда говоришь с человеком и понимаешь, что тут можно не одно интервью сделать, а роман в трёх томах написать. С репортажным фотографом Ларисой Ершовой у нас так и получилось: мне о многом хотелось спросить, а ей было чем поделиться с читателями. Пришлось выбирать, и мы остановились на истории о том, как создавалась серия детских фотографий, на которых пойманы порой незаметные, но такие счастливые моменты. Итак, Лариса Ершова о репортажной съёмке и удивительном мире детства.

 

— Почему именно репортажная фотография? Не предметная съёмка, не fashion фото?

— Признаюсь честно: мне очень сложно собраться и начать конструировать кадр с нуля, как это делается в любой студийной съёмке.

С первого кадра фотография стала для меня охотой. Да, в репортажной съёмке мало просто сидеть в засаде и ждать заветного решающего момента. Нужно работать как минимум ногами, “знать” свет во всех его проявлениях, чувствовать людей, сколько бы их не было, научиться угадывать, что может произойти.

Тем не менее в репортажной съёмке я как рыбак в океане: у меня есть всё необходимое, только знай своё дело. А в студии я рыбак с пустым аквариумом, c которым нужно начинать с нуля.

Но на интересные предметные фотографии или выходящий за жанровые рамки fashion я с удовольствием посмотрю.

— Помнишь фотографию, с которой все началось? Когда ты решила, что это твоё?

— Помню два момента. Первый — когда сделала случайное фото травинки на фоне заката полупрофессиональным фотоаппаратом отчима. Я поразилась, насколько точно хорошая техника передаёт то, что я вижу и как именно я вижу, а не приблизительную картинку. В тот момент я поняла, что могу говорить на языке фотографии с другими, показывая свой взгляд на мир.

Второй момент — когда у меня появилась собственная компактная камера. В день покупки я снимала на неё презентацию. Мне понравилось ловить удачные моменты, а дома я смогла рассказать по фотографиям мои впечатления намного полнее, чем без них.

Дальше были фото из путешествий и домашние фото. Постепенно я становилась требовательней к себе, меняла технику, начала изучать историю фотографии.  Я всё больше понимала, что мне проще и приятней показывать, чем рассказывать.

— Как ты пришла к созданию серии? Так было задумано или получилось случайно?

— Волей случая я стала работать няней. Я брала в руки фотоаппарат и снимала всё подряд в надежде, что ежедневная рутина каким-то чудесным образом преобразится в объективе. Так и вышло. Работая “няней с камерой”, я научилась находить удивительное в обыденном, которым полна жизнь с детьми, будь ты няней или мамой. Через видоискатель обнаруживается та самая романтика детства, которую не заметишь просто так. Ты вдруг становишься очень внимательным ко всему, что происходит вокруг детей и вокруг тебя.


— Как дети реагировали на фотоаппарат? Быстро привыкли или приходилось прятаться?

— Я работала с детками от 0 до 3 лет. Маленьким, конечно, всё равно, главное не испортить кадр. Остальные сначала никак не реагировали, а потом говорили что-то вроде: «Ларисаааа, убери уже фотоаппарат, пойдем играть».  Мне повезло, и дети не особо любили красоваться перед камерой. Двухлетки, конечно, стараются забрать камеру и изучить её самостоятельно. Никакая игрушка не может быть интереснее странной чёрной штуки с кнопочками.  Но вообще дети удивительно быстро привыкали к тому, что у меня фотоаппарат вместо лица большую часть времени.

 

— В чём особенность репортажной съёмки детей?

— Надо в деталях знать технические особенности съёмки репортажа, уметь общаться с детьми, сойти за своего, понимать, чем можно удивить ребёнка и чувствовать, когда надо стать невидимкой.

Документальная съёмка более размеренная. Жизнь с ребёнком постепенно входит в свою колею, и ты уже знаешь, когда уместно начать снимать, когда нужно держать фотоаппарат поближе, чтобы успеть снять то самое неуловимое и удивительное. Например, редкий луч солнца в комнате или ребёнок делает что-то в первый раз. Дети могут потребовать внимания вот прям сейчас срочно, и тут съемка превращается в жонглирование игрушками, памперсами, ребёнком и фотоаппаратом. В остальном съёмка детей требует всех тех же качеств, что и любая другая репортажка. Внимательность, терпеливость, знание техники, которая должна быть очень быстрой.

 

— Есть что-то, что ты не хочешь или не можешь снимать по этическим или другим соображениям?

— Я не могу снимать плачущих детей, хотя знаю, что может получиться отличный кадр. Просто внутренне чувствую, что не до съёмок сейчас. Нужно понимать, что ты в первую очередь контролируешь ситуацию, а не съёмку.  Если вижу, что всё в порядке – снимаю.

 

— Что тебе самой дали эти фотографии? Получается, дети росли у тебя на глазах, ты открыла для себя что-то новое?

— В первую очередь, фотографии — это мои дорогие воспоминания. Ко всем детям я привязываюсь, и это истории о нашей дружбе. Второе – мастерство, когда ты можешь одновременно лепить из пластилина одной рукой и фотографировать другой.

На моих глазах выросла моя младшая сестра, и взросление девочек не было для меня тайной, я и сама девочка. А вот мальчики и их таниственный мир лазанья по заборам и оцарапанных коленок был для меня покрыт мраком стереотипов. И мальчишки, с которыми я работала, открыли для меня восхитительные умения бесстрашно и решительно познавать всё, что тебя окружает, внимательность и скрупулезность в изучении структур предметов, значимость собственного опыта во взрослении.

Пусть со стороны все выглядит как разламывание единственного в доме пульта от телевизора, но фотоаппарат помог взглянуть на происходящее иначе. Например, игры в лужах оценит не всякий родитель, как и красивое стёклышко в руках ребенка или то, как он просто сидит на полу на солнышке.

 

— То есть надо просто смотреть внимательней?

— Сфера удивительного для детей лежит в нашем мире обыденности. Нужно уметь вернуться в детство, чтобы заинтересоваться зелёным листком, палочкой, капелькой, обычным видом из окна вместе с ребёнком. Всё это на самом деле не является каким-то сверхзнанием, это поймет любой внимательный родитель.

Интервью подготовила Екатерина Мокрушева

Фотографии Ларисы Ершовой

Back to top