Студия Mon Jour: бизнес сделал нас друзьями

Разговор с участниками команды Mon Jour — студии праздничного стиля, которая находится в подмосковном Сергиевом Посаде. Их полиграфию, декор и флористику отличают натуральность и лаконичность, что сразу выделяет Mon Jour на фоне «псевдо-роскоши» и блеска — уже привычных спутников свадебных торжеств. Об особенностях работы «свободного коллектива» — без начальников и подчинённых — и о том, как получаются по-настоящему красивые праздники: читайте в нашей рубрике «Душевная беседа».

— Давайте знакомиться! Расскажите, за что вы отвечаете в студии? Что для вас есть в Mon Jour такого, чего не было на предыдущей работе?


Юлия Булыгина, руководитель студии, дизайнер полиграфической продукции. Отвечает за разработку визуального стиля праздника — от общей концепции до деталей.
— Для меня в «Мон Журе» есть прежде всего свобода. Свобода мысли и творчества. Разумеется, она сковывается рамками, которые нам ставит клиент. Но она не сковывается рамками, которые всегда ставило руководство. Когда руководства нет, ответственность возрастает в разы, а от этого становится жутко страшно и интересно. И ещё я никогда не работала в настоящей команде, а теперь знаю, что это такое.

Олеся Сафина: фотограф, дизайнер. Занимается разработкой макетов, допечатной подготовкой, фотосъёмкой готовых изделий.
— Мало кто из девушек мечтает работать всю жизнь в пыльном офисе с кипой бумаг. Все хотят привносить красоту в этот мир, вдохновлять и восхищаться. Так и я, до «Мон Жур» работала в нашем с мужем фотосалоне, «творила» фотопортреты на паспорта. В «Мон Журе» я отвечаю за красивые предметные фотографии и за изготовление печатной продукции (приглашения, конверты карточки) — это очень интересно.

Ирина Монахова: флорист, декоратор, мастер творческих композиций. Создаёт букеты мечты для невест.
— Каждый день работаю с цветами, наслаждаюсь их красотой и ароматом. До этого я работала менеджером по продаже рекламных площадей и аромат у меня был разве что только от бумаги, а красота — на рабочем столе моего компьютера. В «Мон Жур» я могу реализовывать свои творческие идеи через цветы, чего я не могла делать в наружной рекламе.

Алексей Сафин: инвестор, независимый эксперт по развитию и рекламе.
— Для меня в «Мон Жур» есть 99% того, чего нет в моей основной работе. Хотя творчества с проводами и там хватает. Хотя и тут 1% всё же занимает налаживание интернета, но в целом я стараюсь не давать девочкам впадать в панику и помогаю студии держаться на плаву. Мы обсуждаем планы развития, выявляем и стараемся исправить ошибки, и вместе придумываем как захватить мир.

— Сейчас уже видно, что у студии сформировался свой стиль, есть свои фишки, — но ведь это случилось не сразу? Построение отношений внутри коллектива и налаживание рабочего процесса — это всегда интересная история…

— У нас всех схожие взгляды на праздники. Нам практически не приходится спорить друг с другом, и это очень важно. Если говорить о стиле нашей студии, то мы стараемся пропагандировать натуральность в свадьбах, изо всех сил уводим своих молодожёнов от синтетического блеска и псевдо-роскоши. Предпочитаем спокойный лаконичный дизайн, как говорится, просто и со вкусом.  Так получилось, что все члены нашего коллектива разделяют эту позицию. В целом эта тенденция давно популярна в Америке, Европе и крупных городах России. Но в Сергиевом Посаде такая мода прививается со скрипом.

 

— А с технической стороны? Как тот факт, что вы находитесь в областном городе, влияет на работу вашей студии?

— С первого же дня мы столкнулись с проблемой: где печатать пригласительные на свадьбу и другие бумажки? В больших типографиях требуют большой тираж, и наш заказ на 30 свадебных приглашений не воспринимают в серьёз. Небольшие тиражи можно напечатать в Москве, но дорога изматывает. Было решено купить цветной лазерный принтер и сделать упор на дорогую печать небольших тиражей. Мы продаём даже не печать, а дизайн, индивидуальный подход — такие решения, которые в Сергиевом Посаде вы, скорее всего, больше нигде не найдёте. Мы сразу нашли спрос на наше предложение: к нам потянулись не только будущие молодожёны, но даже свадебные агентства. Входя в праздничную индустрию, хотелось делать всё от и до, этакую организацию праздников «под ключ». Но в процессе выяснилось, что у нас просто не хватает рук и возможностей. Поэтому пришлось отказаться от предоставления всех свадебных услуг и направить свои силы в полиграфию и декор. То есть мы стали не полноценным агентством, как планировали в начале, а подрядчиком. Но зато на этом подряде мы смогли сконцентрировать всё своё внимание.

 

А как происходит подготовка к торжеству? К примеру, я планирую свадьбу или другое событие и обращаюсь к вам. Что мы делаем в первую очередь, а что потом? И за какое время до события лучше всего к вам обращаться?

— Нам хватит двух месяцев, чтобы спокойно подготовить хорошую свадьбу. Если говорить о детском празднике или дне рождения – то две-три недели. В первую очередь мы стараемся выяснить у клиента его предпочтения. Что он точно хочет и чего не хочет категорически. Это происходит при первой встрече. Собрав максимум информации, мы формулируем концепцию внутри своей команды и делаем предложение клиенту. Выслушав нас, клиент вносит свои предложения, поправки и соглашается с нашей концепцией. Дальше мы разрабатываем проект, визуализируем его, составляем смету и снова показываем это всё клиенту. Клиент снова вносит свои коррективы, но рано или поздно соглашается с нами. Дальше мы приступаем к реализации проекта: делаем закупки, что-то мастерим, шьём, печатаем, пилим и шурупим — то есть проводим все подготовительные работы до наступления дня «Икс». Ну а в этот день вся наша работа зачастую сводится к погрузке-разгрузке, и монтажу-демонтажу элементов декора.

 

Вам наверняка приходится много спорить с будущими молодожёнами: они придумывают что-то своё, а вы, как люди с опытом в своей сфере, видите другие решения. Насколько трудно достичь компромисса в таких случаях?

— Вообще нам очень везёт. Ввиду того, что наш стиль уже сложился, клиенты это видят. И если они разделяют наши взгляды, то спорить нам не приходится. Бывает, что мы просто не можем не пойти на поводу у желаний клиентов – это неизбежно. Тут мы не спорим, мы соглашаемся и молча исполняем, бывает и такое. Если клиент смотрит на праздники иначе чем мы, то, скорее всего, он либо к нам не обратится, а если обратится, то скорее всего найдутся причины и поводы нам всё же не сотрудничать. «Своих» клиентов мы чувствуем сразу. В целом все наши проекты протекают при большом энтузиазме и с нашей стороны, и со стороны молодожёнов – это не может не вдохновлять!
 
— Ваше дело относится к весьма конкурентной сфере. За счёт чего MonJour держится на плаву? Есть ли в вашей студии что-то действительно особенное, благодаря чему за праздником снова и снова идут к вам?

— Мы считаем, что всё дело в нашей совести. Или ответственности. Мы никогда не позволим себе сделать что-то плохо. Мы будем работать под дождём, под снегом, палящим солнцем и при ураганном ветре, но на фото всё должно быть красиво. Наши клиенты это видят: и по нашему портфолио, и приходя к нам в студию. Они чувствуют, что мы относимся к своему делу очень серьёзно, и это придаёт уверенности в том, что их праздник в надёжных руках.

 

— Какие виды рекламы вы используете? Как люди узнают о вас чаще всего?

— На первом месте, конечно, «сарафанное радио». Наши клиенты — это гости наших прошлогодних клиентов, или сёстры-братья, или дальние знакомые знакомых — кому нас порекомендовали. Положительная рекомендация – наша лучшая реклама. На втором месте – социальные сети: ВКонтакте и Инстаграм. Мы ведём активную публичную жизнь, постоянно выкладываем фотографии наших проектов (у нас есть правило публиковать только фотографии хорошего качества, благодаря Олесе для нас это не проблема), это позволяет нашим клиентам видеть, что мы не сидим без дела, а постоянно развиваемся. Также мы участвуем в свадебных выставках. Это единственная рекламная площадка, где наша целевая аудитория сконцентрирована в одном месте в один день. Мы всегда стараемся чем-то запомниться посетителям выставки: дарим подарки, проводим викторины, участвуем в розыгрыше призов.

 

— Вы предлагаете множество оригинальных и красивых решений для оформления свадеб: есть ли среди них исключительно ваши придумки? Что-то, чего вы больше нигде не встречали?

— Скажем так, для российской, и тем более мировой праздничной индустрии мы не являемся уникальностью. Сложно придумать что-то новое, когда всё уже придумано до тебя. Мы не хватаем звёзд с неба, осознавая, что удивить искушенную публику не так-то просто.  Но для Сергиева Посада, возможно, мы являемся стимулом к развитию. К примеру, мы единственная студия в городе, у которой есть своя вполне пригодная для существования производственная база. Мы снимаем офис, держим полиграфическое оборудование, у нас есть склад, цветочная студия с флористическим холодильником. Мы редко останавливаемся и тушуемся перед сложными задачами и стараемся привнести что-то новое в свадьбы хотя бы в масштабах города.

 

— Как создаётся стиль праздника? Расскажите немного о «кухне»: как вы рисуете, шьёте, клеите… стучите молотками, может быть?

— Ох, это и правда создаётся именно так. Смотришь фотографии со свадьбы – как всё красиво: цветочки, салфеточки, скатерти... А за кадром остаётся сама работа: большая часть времени уходит на то, что мы стучим молотками, красим, шьём и наматываем километры по Москве в поисках вазочек, тканей, шариков и т.д. Вот, например, в середине этого лета была свадьба, на которую нам нужно было собрать арку из веток. Купить подходящие ветки в магазине нам не удалось, поэтому мы три раза ездили в лес, откуда привозили плотно забитые багажники сухого орешника. Несколько часов мы ходили по лесу с пилами и секаторами и собирали бурелом и сухие ветки.  Вот такая была подготовка!

— Случались ли на «ваших» свадьбах какие-либо курьёзы, возникали ли непредвиденные обстоятельства? Как вы справлялись?

— Да, это случается сплошь и рядом. Нередко свои коррективы в праздник вносит погода. Как-то раз мы запланировали выездную регистрацию недалеко от городского парка в лесной полосе. Но с утра сплошной стеной шёл ливень, а запасного места в округе и при ресторане у нас не было. В итоге мы на свой страх и риск перенесли место церемонии прямо на парковую тропинку, чтобы гости и невеста могли пройти по мостовой и остаться чистыми, хоть и мокрыми. И тут, откуда не возьмись, появилось руководство парка, с которым такая вольность, разумеется, не была согласована. Мы к тому времени почти закончили монтаж, и наши намерения были очевидны. Разумеется, нас попросили свернуть всё это мероприятие и катиться из парка куда подальше. Этого мы точно сделать не могли.

Пришлось применять все свои дипломатические способности, умолять, уговаривать и упрашивать руководство разрешить провести церемонию всеми правдами и неправдами. Ссылаться на плохую погоду, на короткие сроки подготовки, на то, что половина гостей прилетели из Мексики и мы ну никак не можем перед ними ударить в грязь лицом. Звонили самому главному директору парка, упрашивали и его тоже, и они смилостивились над нами и разрешили провести регистрацию первый и последний раз.  Это был невероятный стресс, хотя подобные организационные моменты не входят в нашу компетенцию, их решает либо распорядитель, либо сами молодожены.

Справляемся мы одинаково – просто принимаем обстоятельства такими, какие они есть и думаем, что может спасти ситуацию.

 

— В чём секрет успеха вашей команды?

Ира: В том, что мы вкладываем в каждый наш проект все свои усилия, никогда не делаем ничего «спустя рукава» и искренне любим свою работу!

Лёша: Успех — в ответственности людей. Если делаешь любимое дело, то получаешь удовольствие, наслаждаешься жизнью.

Юля: Я считаю, что наш успех в том, что мы работаем командой. Никому из нас не придёт в голову переложить ответственность с себя на кого-то другого, лишь бы его не отругали. В этом нет смысла, потому что мы всё равно плывём в одной лодке. Каждый готов принять на себя и критику и все невзгоды в равной мере. Мы всегда стараемся заботиться друг о друге, поддерживать в тяжёлой ситуации. Это очень большая редкость и я это очень ценю.

Олеся: У нас есть всё необходимое для работы: необыкновенный талантливый дизайнер, немного сумасшедший, но знающий всё о цветах флорист и суперталантливый фотограф. Также у нас есть хорошая поддержка с технической стороны. Имея всё это, мы никак не сможем сделать свою работу плохо.

 

— Часто говорят, что бизнес с друзьями не делают, утверждая, что все обязательно поссорятся или сложно будет договориться. А вы вот не испугались таких предостережений?

— Да, это правда, сложно требовать что-то от друга или родственника. Но мы и стали друзьями в нашем деле, а до этого были лишь знакомыми или вовсе не знали друг друга. То есть не друзья делали бизнес, а бизнес делал друзей из малознакомых людей. Были, конечно, и ссоры, и обиды, но мы делаем из них выводы и меняемся к лучшему. Хорошее отношение к людям и порядочность членов команды не дают повода для ссор.

Какие планы на будущее? Есть ли какая-то цель, идея, к которой вы идёте? Или вы считаете, что у вас уже всё сложилось?

— Нет, мы, разумеется, хотим развиваться. И в профессиональном плане, и в техническом. Ещё мы мечтаем о собственном доме для «Мон Жура». Где будут высокие потолки, большие окна, будет склад с полочками и огромный холодильник для цветов. Там мы будем проводить семинары и вечеринки… Что у нас будет свой МонЖур-мобиль, в который будет всё умещаться. Это всё осуществимо в скором будущем.

 Интервью подготовила Наталья Кузнецова

Сайт студии Mon Jour

Группа Mon Jour Вконтакте

Back to top
Dog