Алексей Меркурьев: благодаря моей мастерской я сохраняюсь как личность и как художник

 

Алексей Меркурьев — мастер по дереву, камню и вообще по чему угодно — в «свободное от работы время» шьёт (даже не шьёт — создаёт!) сумки из кожи. «Каждую сумку Алексей шьёт так, как будто возводит дом» — вот это очень точно сказано. Всего Алексеем было сшито пока не более полусотни сумок, но каждая из них — целая история, которая продолжается и поныне. До сих пор живы и используются первые, двадцать лет назад сшитые «авоськи» — так называет свои сумки сам мастер. Про уникальное моделирование, ворчание на швейную машинку и живую фурнитуру — в этом совершенно особенном интервью.

Моя мастерская — это небольшая комната, в которой помещаются два стола: за одним я делаю раскрой изделий, а на другом эти изделия собираю — там стоит швейная машинка. А вообще рабочим местом для меня может быть даже электричка, на которой я еду из пункта А в пункт Б, занимаясь попутно наблюдением мира и формированием новых идей!

 

Мой раскроечный стол — это старый советский кульман. Он, со своей потрясающей способностью быть всегда нужной высоты, подходит для этого дела как нельзя лучше. А делать раскрой кожи стоя — это привычка, перешедшая от работы с деревом. Так, как ни странно, ты меньше устаёшь и более мобилен — легко передвигаться от стола к столу или к полке с кожей.

Про машинку… Это старая, добрая, по-моему, английская — ручная машинка, подаренная мне одним священником, когда мы (лет двадцать назад) работали в Серпухове. Он извлёк её из сарая, рассказывая о том, что машинка принадлежала ещё его отцу. Самому священнику тогда было лет пятьдесят. Так что, по приблизительным подсчётам, моей машинке лет сто! Для меня её главная особенность состоит в неприхотливости к толщине материала. Она легко и без видимых усилий прошивает как тонкую ткань, так и толстую кожу — и всё это без изменения настроек. Но что интересно… Бывает, машинка начинает капризничать — тогда я лезу в интернет искать ей замену… Но тогда она сразу возобновляет стабильную работу! А иногда я ворчу на неё… Как любому мастеру иногда подобает поворчать на свой любимый инструмент.

Первая сумка была сшита тогда же, когда у меня появилась машинка, то есть лет двадцать назад. Сейчас она используется как авоська для хранения инструментов…

 

Благодаря этому пространству — моей мастерской — я сохраняюсь как личность и как художник. Мастерская — это скорее что-то интимное… Роль моей мастерской? Разнообразить ежедневный быт человека оригинальными, красивыми изделиями!

Как я создаю сумки? Сначала формируется задача. Потом определяемся с цветом. А вот цвет, в свою очередь, влияет на форму и детали изделия. Определившись с функционалом и цветом, я делаю эскиз сумки: в миллиметрах, сантиметрах, километрах… Или кубах! Вот, например, чтобы вычислить количество бутылок вина, которые смогут поместиться в сумку.

 

Люблю использовать кусок кожи максимально цельным — мне нравится, когда кожа работает всей своей площадью, цветом, размером! Но при всём при этом, в моих сумках нельзя использовать слишком большие отрезы, потому что я стараюсь придать сумке максимальную жёсткость. Со временем я пришёл к выводу, что необязательно делать сумки из толстой кожи, а можно использовать тонкую, в комплексе с «армированием». Как показала практика, этот придуманный мной способ укрепления изделий работает хорошо!

 

Часть работы по сшиванию сумки я делаю на машинке, а часть вручную с помощью скорняжного крючка. Ручная сборка позволяет более гибко подходить к моделированию.

Фурнитура на моих сумках часто рождает вопросы и даже споры. Так сложилось, что, когда я шил свою первую сумку, я использовал фурнитуру, найденную в бабушкиной шкатулке. А вот рамки для крепления ремней мне пришлось делать самому. Я нашёл латунную проволоку, взял тиски, молоток, пассатижи, и с помощью газовой плиты создал нужные мне крепёжные детали! Так и сложилось с тех пор, что в моих сумках используется фурнитура ручной работы. Хотя способ изготовления её, конечно, теперь более цивилизованный. Живая фурнитура мне ближе, чем глянцевая покупная.

 

 

Когда пришло время задуматься о логотипе или о фирменной символике, мною и моими друзьями выдвигались самые разнообразные варианты. Многие знают, что моим давним увлечением является плетение — знакомые, в связи с этим, даже называли меня «лапотником». Тогда я и подумал: почему бы не сделать своим фирменным знаком лапоть? Я сплёл миниатюрный лапоток из бересты и заказал знакомым ювелирам сделать его металлическую копию. Для этого они сначала сняли форму с берестяного изделия, затем, уже по ней, сделали латунный, с чернением, вариант моего лапотка. С тех пор на каждой моей сумке можно найти лапоть, размером меньше напёрстка. Для меня эта фирменная штучка – лучшее решение. С самого начала я решил, что тавро, например, не хочу принципиально: не люблю «портить» кожу. Теперь, если вы не узнаете вдруг мою сумку по её форме и стилю, то маленький лапоть даст вам точно знать, что перед вами – сумка от Меркурьева.

 

Заходите в группы Алексея Меркурьева Вконтакте, Фейсбуке и Инстаграме, чтобы удивиться тому, какие шедевры можно создать вот так, одной парой рук за двумя столами в маленькой комнатке…

Интервью подготовила Наталья Кузнецова

За красивые фото сумок спасибо Руслану Кутько

Back to top